Психология без соплей
Психология — статьи и консультации
nonono
 

Психология без соплей

В защиту неуверенности

В защиту неуверенности
О доверии к самому себе · 20 августа 2018 г.

Продолжаем в качестве гимнастики для ума оправдывать всякие человеческие глупости. Не ждите больших откровений от текста — это просто еще одна точка зрения на вопрос, который здесь неоднократно уже обсуждался.

Как положено, разберемся сначала с понятиями, чтобы не спутать по невнимательности два разных явления обозначаемые одними и теми же словами. Прежде всего, когда речь заходит о неуверенности в себе, нужно различать локальную неуверенность в своих силах и глобальную тенденцию не доверять своим возможностям.

Первое может быть вполне адекватной оценкой ситуации, когда, например, человек впервые оказывается за рулем автомобиля — он чувствует себя неуверенно и эта неуверенность вполне соответствует ситуации. Будь он уверен, это следовало бы считать опасной патологией в самооценке. Второе, с другой стороны, представляет собой склонность оценивать свои возможности излишне критично и относиться к самому себе с общим недоверием.

То есть у нас есть две разных сущности — адекватная трезвая неуверенность в своих силах, там, где эти силы еще не проверены в бою, и менее адекватная боязливая неуверенность в себе, там где внутренние требования человека оказываются выше требований предъявляемых фактической ситуацией.

В отношении первого типа неуверенности в себе все просто. Ответ на вопрос о том, как обрести искомую уверенность очевиден — нужно просто накопить соответствующий опыт. Многократные повторения, пробы и ошибки — это единственный способ почувствовать себя уверенно в каком-либо деле и ситуации. Психологическая работа тут ничем не поможет — чтобы научиться уверенно водить машину, нужно просто очень много водить машину.

А вот со вторым классом неуверенности есть ряд тонкостей, на которые стоит обратить особое внимание. Во-первых, существует тенденция считать такого рода неуверенность формой невроза нуждающегося в лечении. Во-вторых, ей противопоставляется тенденция к самоуверенности, как эталон здорового уравновешенного состояния. И то, и другое — ошибка.

Сделанные в СССР

Сделанные в СССР
Перестройка в психологии · 13 августа 2018 г.

Вообще, эта тема заслуживает отдельного исследования, и результаты его могут оказаться очень даже любопытными. Кто сейчас учится на психолога и думает, на какую тему писать диплом, берите на вооружение — это будет гораздо увлекательнее и полезнее, чем очередное какое-нибудь исследование семейных отношений.

Работа психолога всегда опирается на его личный жизненный опыт. Во всяком случае, если не он не хочет прослыть болтуном-теоретиком, чьи слова красиво звучат, но не достигают цели. И это сильно ограничивает область применения каждого отдельного психолога — как бы ни хотелось быть мастером на все руки и иметь ответы на все вопросы, из соображений профессиональной ответственности приходится признавать, что ответы в арсенале есть далеко не все.

Один из вопросов, на которые нет ответа лично у меня, это поиск «своего» занятия в жизни — увлечения или профессиональной сферы деятельности, в которую человеку стоило бы вложить свои силы и время. Причем так, чтобы она соответствовала ему по духу и раскрывала его индивидуальный потенциал, одобрялась обществом и приносила приемлемый доход.

Выбор своего места в человеческой песочнице — это, о чем я не знаю ровным счетом ничего. И не потому, что я сам его не нашел, а именно потому, что нашел, и нашел слишком рано и слишком легко. Я не проходил через все эти терзания и растерянность, мне абсолютно незнакомо это чувство непонимания, куда и к чему приложить себя в этой жизни. Поэтому мне нечего сказать тем, кто всерьез сталкивается с такими вопросами — только какие-то самые общие соображения, от которых на деле мало проку.

И точно так же мне нечего сказать тем, кто не умеет философски относиться к своей работе и все время страдает от того, что она не любимая, не идеальная, коллектив не тот, зарплата низкая и тому подобное. В те времена, в которые я вырос, подобные капризы были непозволительной роскошью. Человека с детства приучали к тому, что в жизни придется работать и работа, вероятно, не будет пределом мечтаний — это будет просто работа, которую нужно исправно выполнять. И только, если очень сильно повезет, можно будет ее полюбить и по-настоящему в ней реализоваться.

Но дети родившиеся всего на десять лет позже получили уже совершенно иную установку — для них выбор профессии вдруг стал предметом каприза. Не я для работы, а работа для меня. Осознание необходимости выполнять какие-то общественно значимые задачи независимо от личного «хочу» или «не хочу» выветрилось из голов вместе со всей советской идеологией. И ничего другого там в головах не осталось — один только ветер.

Для кого наряжаются женщины?

Для кого наряжаются женщины?
О женской силе и мужской слабости · 9 августа 2018 г.

Вся современная психология началась с открытия, что человек изнутри может быть совсем не таким, каков он снаружи. Плохо осознаваемые мотивы, желания, надежды и тенденции влияют на поведение человека куда сильнее, чем это можно было бы представить. Вера в то, что сознательный контроль способен преодолеть внутренние течения и действовать им наперекор, на практике абсолютно не состоятельна — внутреннее и глубинное всегда оказывается сильнее и всегда побеждает, поскольку именно внутреннее является фундаментом для внешнего, а не наоборот. И именно внутреннее наполнение характеризует человека наиболее точно. Как бы кто ни пытался изобразить из себя нечто иное, какую бы сказку о самом себе ни рассказывал, он всегда остается тем, кто он есть изнутри.

Например, добропорядочный гражданин, ни разу еще не преступивший общепринятых границ приличия, обнаруживает, что ему странным образом нравятся сцены насилия в фильмах ужасов. Что это о нем говорит? Вероятно, то, что в нем есть какая-то встроенная предрасположенность к жестокости. Быть может, он никогда не реализует ее в полной мере, но соответствующая тенденция в нем точно есть.

А что, если сцены насилия вызывают в нем глубокое отвращение и бурное осуждение? Говорит ли это о том, что этот человек в душе добр и именно поэтому в нем возникает столь острый протест против жестокости? Вообще-то нет, не говорит. Это указывает лишь на наличие серьезного внутреннего конфликта, который не мог бы возникнуть, если бы в человеке не было все той же встроенной тенденции к жестокости, которую он вынужден держать под контролем с помощью жесткого осуждения. В конце концов, критерием наличия той или иной предрасположенности служит не направленность эмоциональной реакции, а сам факт ее возникновения.

И кто же он тогда? Добрый человек, потому что старается держать себя в руках? Или все-таки злодей, потому что в нем есть то, из-за чего вообще приходится себя сдерживать? Разве не тот по-настоящему добр, у кого вообще нет злых импульсов? Не всякое ружье стреляет, но всякое ружье — это устройство созданное стрелять. И если оно так ни разу и не выстрелило, перестает ли оно быть орудием разрушения? И если злой человек никогда никого не обидел (так не бывает, но допустим), можно ли считать его добрым?

 
nonono

Контакты:

Пишите по делу и я отвечу...

ПОЧТА  
TWITTER @satov
ВКОНТАКТЕ @oleg.satov
FACEBOOK @oleg.satov

Добро пожаловать в гости

логин
пароль


забыли пароль?
Запись на прием