Психология без соплей
Психология — статьи и консультации
nonono
 

Психология без соплей

Исследование опыта — практика

Исследование опыта — практика
Восприятие и интерпретации · Статьи о психологии · 7 января 2017 г.

Продолжаем разговор начатый в статье про опыт и интерпретации. Там у нас была разобрана общая теоретическая база, а здесь поговорим о практической стороне.

Суть задачи проста — никаких мистических выкрутасов и тонких материй. Работа проделывается в обычном повседневном состоянии ума. Не погружаемся ни в какие медитации и не ловим никаких особых состояний. Просто обращаем внимание и исследуем некоторые моменты своего функционирования, обычно ускользающие от внимания.

Считайте это простым психологическим исследованием, без попыток выйти за пределы ума. Более того, пробуя на себе предложенные упражнения, не пытайтесь и не рассчитывайте таким образом сорвать себе крышу. Задача сейчас совсем в другом — в том, чтобы на своем опыте обнаружить одну удивительную штуку.

И еще раз для особо упертых. Данные упражнения не нужно «практиковать». Нет здесь задачи отточить какой-то особый навык и таким образом проникнуть в какие-то более глубокие слои сознания. Ничего подобного. Все абсолютно, до скукоты просто. Попробуйте проделать предложенные эксперименты, внимательно рассмотрите полученный опыт, сделайте выводы и больше к этим упражнениям можно уже не возвращаться.

Наша задача очень простая — нащупать границу между непосредственным опытом и его интерпретацией. Разумеется, это в некотором смысле всего лишь еще одна условность, но для наших целей она вполне безвредна и без нее все равно не обойтись.

Итак, на уровне гипотезы мы сейчас выдвигаем предположение, что восприятие или, другими словами, непосредственный опыт существует до того, как он будет проинтерпретирован и структурирован умом. Сначала есть некое базовое восприятие, которое, если специально задаться этой целью, мы способны зафиксировать непосредственно. Затем происходит практически мгновенный процесс распознавания и навешивания ярлыков на воспринимаемую по всем сенсорным каналам картинку. И на субъективном уровне мы в итоге воспринимаем некую смесь из восприятия и его интерпретации.

Беда здесь в том, что получив эту самую субъективную картину, состоящую одновременно из фактически воспринятых данных и сделанных по этому поводу предположений, мы не отличаем одного от другого. У нас даже не возникает вопроса о том, что есть какая-то разница между непосредственно воспринятой картиной и тем, каким образом она была проинтерпретирована. Суть и содержание интерпретации нам кажется не субъективным произволом, а сутью и содержанием самого воспринимаемого явления.

Духовность придумали профаны

Духовность придумали профаны
Возвеличенное непонимание · Статьи о психологии · 6 января 2017 г.

ПРОФАН — От лат. profanus «лишённый святости, непосвящённый», от pro fano — «не допущенный в храм», букв. «снаружи храма», от pro- (до-) + fano, от fanum «святилище, храм». Человек, не посвященный в мистерии или не участвующий в религиозной церемонии.

Большой Энциклопедический словарь.

Откуда вообще взялись всевозможные духовные традиции? Неужели кто-то может искренне верить, что пышные ритуалы мировых религий или сложные, требующие многолетней тренировки восточные практики имеют какое-то отношение к Богу или Истине? Неужто сам Бог, высший Абсолют указал тем, кто его познал, строить церкви или заниматься йогой? Как это вообще случилось?

В психологии можно проследить одну интересную штуку. Она уже здесь описывалась отдельной статьей про добро и зло. Суть в том, что всякий человек убежден в том, что в жизни есть правильное и неправильное, и что он знает, где одно, а где другое. И именно эта убежденность дает ему чувство опоры и превосходства над другими людьми во всяких спорных ситуациях.

А интересно здесь то, что человек этот претендует на знание объективной истины о добре и зле, а не просто устанавливает свои собственные произвольные правила игры. И, конечно же, он никогда не заявит вслух об однозначной истинности своих ориентиров, поскольку неизбежно почувствует в подобном утверждении некий неопределенный подвох. Однако живет и действует он при этом именно так — безо всяких сомнений веря в свою правоту, как если бы его произвольная система координат действительно была единственно истинной во всем свете.

Именно это дает ему право обижаться, злиться и раздражаться на других людей. Ведь они по его мнению, которое кажется ему истиной, поступают неправильно. А он с этой позиции становится невинной жертвой или же благодетелем, который своей встречной агрессией восстанавливает мировую справедливость — выступает на стороне добра, принуждая грешников и отступников к покаянию и исправлению.

Не оглядывайтесь по сторонам. Не ищите примеры на стороне. Загляните внутрь, и вы обнаружите все это у себя под самым носом. Все устроены одинаково. Однако в этом нет никакой большой проблемы. До тех пор, во всяком случае, пока конфликт между внутренней системой координат и реальным миром не становится слишком уж острым.

Если же это происходит, и человек обращается к толковому психологу, то очень скоро он обнаруживает очевидную относительность своих представлений о добре и зле. И вот тут самое интересное! За счет чего на практике достигается это самое осознание условности всяких нравственных ориентиров?

Опыт против интерпретаций

Опыт против интерпретаций
Переживание реальности · Статьи о психологии · 22 декабря 2016 г.

Искать просветления — это довольно странно. Статистически в эту авантюру по-настоящему втягивается лишь небольшая горстка людей. — Людей религиозных сюда не включаем, поскольку они ничего такого не ищут, а просто оформляют для себя божественную страховку — этакое духовное КАСКО.

С психологической точки зрения, поиск просветления — это тоже весьма странное явление. С какого это перепугу можно захотеть искать кнопку самоуничтожения? А с позиции обычного здравого смысла, вообще не понятно, как можно вляпаться в такую глупость — поверить в сказки о каком-то там мифическом пробуждении и отправиться на поиски того, не знаю чего, туда, не знаю куда, затем, не знаю зачем. Как ни посмотри, есть во всех этих поисках какой-то большой подвох.

Может ли человек бояться смерти? На субъективном уровне мы вроде бы легко обнаруживаем страх перед этой неизбежной перспективой, да. В большей или меньшей степени это переживание знакомо всем. Но можно ли действительно бояться того, о чем у нас нет никакого представления? Вернее сказать, того, о чем у нас только это и есть — заочные, непроверенные, заведомо надуманные представления? Не боимся ли мы в таком случае своих представлений, а не самой буквальной смерти?

Никто не знает, что такое смерть. Никто из ныне живущих там не был. И уж тем более никто там не был два раза. А те, кто описывает «посмертный опыт» с темными тоннелями, светом и ангелами… они ведь в итоге выжили, да? То есть все-таки не умерли. Тогда какое отношения эти их видения имеют непосредственно к смерти? К умиранию, может быть, но никак не к смерти.

Но со смертью в общем-то все просто. За страхом прекращения жизни маскируются другие гораздо более простые и понятные переживания. А на фактическую смерть они только проецируются, точно так же как, например, злость проецируется на никого за свою жизнь не обидевшего волка. Смерть сама по себе тоже никого никогда не обидела, но все черти повешены именно на нее — она в нашем бытовом понимании высшая трагедия и главный ужас бытия.

Примерно то же самое происходит с просветлением. Как можно всерьез искать то, о чем есть лишь смутные, не имеющие ничего общего с реальностью представления? Как можно по-настоящему хотеть непонятно чего? И здесь в общем-то повторяется та же история — люди ищут и хотят не просветления как такового, но своих представлений о нем. Пробуждение — это такой же удобный объект для всевозможных инфантильных проекций, как и смерть. Смерть — воплощение ужаса и тотального поражения, просветление — счастья и высшего жизненного успеха.

 
nonono

Контакты:

Пишите по делу и я отвечу...

ПОЧТА  
TWITTER @satov
ВКОНТАКТЕ @oleg.satov
FACEBOOK @oleg.satov

Добро пожаловать в гости

логин
пароль


забыли пароль?
Запись на прием