Психология без соплей
Психология — статьи и консультации
nonono
 

МозгоFAQ

#28 Признаки решения проблемы

#28 Признаки решения проблемы
Вопросы и ответы · 13 марта 2016 г.

Вопрос: Есть какие-нибудь критерии или признаки того, что проблема при психологических раскопках действительно разобрана, а не найдено хитрое объяснение, которое лишь «обезболило» ее?

Несколько раз напарывалась на такое. Лишь позднее понимала, что это был просто устраивающий меня самообман.

Ответ: Хороший вопрос. Действительно, в психологической работе легко ошибиться с ее результатами и временное облегчение принять за настоящее исцеление. Рассмотрим это на какой-нибудь простой ситуации. Например, острое раздражение на приставучего коллегу с его советами под руку и непрошенными комментариями. Подойдет?

Здесь мы исходим из того, что цель психологической работы в том, чтобы проблема исчезла раз и навсегда. То есть мы хотим получить устойчивый результат, при котором этот самый вечно донимающий всех коллега, перестал бы нас раздражать. Раз и навсегда.

Экстремальный вариант решения проблемы, вроде того, чтобы один раз крепко дать ему в нос, сейчас в расчет не берем, а посмотрим на ситуацию с классической для глубинной психологии точки зрения, что, если нас что-то выводит из равновесия, то это с НАМИ что-то не так, а не с нашим обидчиком-мучителем. Если бы у нас не было какого-то специфического больного места, то надоедливое поведение коллеги вызывало бы недоумение, смех, легкое недовольство или что угодно еще, но никак не острое раздражение и потерю равновесия.

Соответственно, цель работы в том, чтобы выследить и вылечить то самое больное место, в которое вольно или невольно бьет наш раздражитель. Не будет больного места — не будет проблемы. И уже из одного этого ясного понимания природы психологических проблем можно сделать некоторые предположения о том, что может быть критерием правильно проделанной работы.

За всякой психологической проблемой скрывается какое-то плохо осознаваемое больное место, и суть проблемной ситуации состоит именно в том, что она указывает на эту болячку. Раздражение возникает не потому, что коллега лезет с советами в неподходящий момент, а потому своим поведением он невольно цепляет какой-то наш самообман, какую-то нашу ложь, какое-то свое затаенное сомнение на свой собственный счет, какую-то боль, от которой мы привыкли прятаться, а этот самый коллега-негодяй нам в этом сильно мешает.

И если в результате внутренних раскопок нам удастся вытащить это свое больное место на поверхность — признаться себе в обмане, признаться в сомнениях, признаться в боли и страхе, от которых так хочется убежать, то этого часто будет достаточно, чтобы раздражение в данной ситуации перестало возникать. Иногда здесь даже возникает чувство благодарности к своему раздражителю за то, что он помог осознать то, что давно уже следовало осознать.

Но вот здесь как раз частенько происходит сбой, и настоящая психологическая работа по развенчанию собственной лжи подменяется разной формы объяснениями и оправданиями. Например, мы можем попытаться «понять и простить» коллегу, представляя себе, что у того было трудное детство. Или можем добиться некоторого облегчения обесценив коллегу в своих глазах и возвысившись над ним до таких высот, куда не будут долетать его советы и комментарии. Или можно заняться медитацией и пытаться достичь невозмутимости. Или можем позволить себе от всей души раздражаться и открыто это выражать.

В общем, есть множество вариантов того, каким образом можно добиться временного облегчения. А вариант настоящего решения проблемы только один — должны рухнуть какие-то иллюзии на свой собственный счет. Что-то такое, в чем мы ни за что не хотим себе признаваться, должно достичь сознания с такой убедительностью, чтобы прятаться этого стало невозможно. И вот отсюда самый главный критерий правильно проделанной работы — вы должны зафиксировать момент «расширения сознания» или, как это называется в психологии, инсайта, когда вы со всей очевидностью обнаруживаете то, что раньше от вас скрывалось.

Во многих или даже в большинстве случаев инсайт — штука болезненная. Чем более острую психологическую проблему вы разбираете, чем острее раздражение в нашем примере, тем более жгучим и болезненным будет инсайт, который сдвинет дело с мертвой точки. Нет боли, нет горького открытия на свой собственный счет, значит, вы себя дурите. Психологическая работа, которая приносит только радость и утешение, — это чистая профанация. Настоящее облегчение, освобождение и связанная с этим радость не могут быть достигнуты без того, чтобы пройти через какое-то болезненное и пугающее осознание.

Результат хорошей психологической работы — это всегда какая-то потеря. Потеря иллюзий, крушение ложных надежд, лишение путей к отступлению. Без этого, никакого исцеления быть не может. И это должна быть какая-то ясно осознаваемая потеря! Разбирая конкретную ситуацию, вы должны обнаружить какую-то истину про себя, которая может быть выражена в одном простом предложении. В нашем примере это может быть что-то типа — «Оказывается, я не настолько компетентен в своей работе, как думал». Или «Оказывается, я ничем не лучше этого самого коллеги, который меня так бесит». Или еще что-то подобное — четкая и ясная формулировка, которая бьет точно в цель, в самую сердцевину больного места, порождавшего раздражение.

Ну и конечно же, в результате правильно проделанной работы должно реально измениться фактическое реагирование. В очередной раз, когда коллега полезет со своими советами, мы должны обнаружить в себе полную невозмутимость и выдать новую и неожиданную для себя реакцию — например, действительно прислушаться к совету и поблагодарить за него… или совершенно спокойно послать его прямым текстом куда подальше… или вообще никак не отреагировать. Так или иначе, раздражение больше возникать не должно.

А уж совсем крутым критерием может оказаться то, что коллега этот перестанет нас донимать своими комментариями. Иногда даже кажется, что в этом есть что-то мистическое — будто бы выучен очередной урок, и поэтому больше нет нужды в повторениях. Но проще, конечно, это объяснить иначе — отсутствие нашей ответной эмоциональной реакции делает нас скучными для той игры, которую ведет наш приставучий коллега. Не встречая в нас сопротивления, он с большой вероятностью пойдет и найдет себе другую более податливую жертву.

Итак, критерии правильно проделанной работы:

  • Болезненное открытие на свой собственный счет
  • Ясная формулировка сути сделанного открытия
  • Исчезновение эмоциональной реакции на ситуацию
  • Ситуация перестает повторяться

Другие вопросы и ответы: МозгоFAQ.


Понравилась публикация?

Возможно, вас также заинтересует:

Давайте поговорим об этом!

Войти с помощью:


avatar
2000
 
smilelaughgigglenodclaphiworrysaddrunknerdyshakewinkwonderthinkfacepalmsarcasticcryenvywtfevilangryswearyesno
Правила общения! Сверху:   новые | старые | лучшие
Сергей Шахов
Читатель
04.05.2016 18:42

Меня всегда интересовал такой вопрос: самостоятельная психологическая работа или внутренние раскопки, по своей сути, ведь тоже являются внутренним диалогом или есть отличия?

Midnight
Читатель
23.08.2016 22:24

Да. smile

Елена Егорова
Читатель

Спасибо

Юлия Симонова
Читатель

Спасибо, очень вовремя.

Елена Соколова
Читатель

Очень кстати, спасибо!

wpDiscuz
 
nonono

Контакты:

Пишите по делу и я отвечу...

ПОЧТА  
TWITTER @satov
ВКОНТАКТЕ @oleg.satov
FACEBOOK @oleg.satov

Добро пожаловать в гости

логин
пароль


забыли пароль?
Запись на прием