Психология без соплей
Психология — статьи и консультации
nonono
 

Статьи о психологии

Правда есть!

Правда есть!
Истина где-то рядом · 28 июля 2016 г.

Никто не хочет знать правды. Это нежелание столкнуться с истинным положением дел можно понять, но в то же время понять этого невозможно. Как можно не хотеть узнать правду о себе? Как можно не хотеть узнать правду о жизни и обо всем вокруг?

Почему-то многим или, точнее сказать, большинству не очевидно, что все — АБСОЛЮТНО ВСЕ! — психологические проблемы в жизни порождены этим самым добровольным отказом от правды. И ладно, когда этого не понимают пациенты, которые первый раз пришли на консультацию к психологу — им невдомек, что невозможно одновременно убегать от правды о самих себе и иметь хотя бы просто комфортную жизнь. Они пока не понимают, что их попытки совместить несовместимое как раз и приводят к окончательному психологическому коллапсу.

Но обычного невротика, не имеющего никакого даже смутного понимания своей внутренней кухни, все-таки можно понять. Он хочет избавиться от напряжения созданного страхом перед правдой о самом себе и он делает это тем способом, который кажется ему наиболее очевидным. Встретил волка — беги! Но с психологическими страхами этот принцип не работает, потому что нет никакого волка, а есть только ментальная проекция, видимость, иллюзия — грохочущая консервная банка привязанная к собственному хвосту. Можно ли от нее убежать?

Наибольшее же удивление вызывают люди подкованные в саморазвитии и вроде бы понимающие основные психологические аксиомы, но вместе с тем продолжающие избегать своих собственных болевых точек. Как будто, если прятаться от них достаточно долго, они рассосутся сами собой.

Такими бывают и пациенты, которые согласны посмотреть правде в глаза в одном месте, но категорически не согласны посмотреть на нее во всем остальном, и такими же бывают люди занимающиеся психологией самостоятельно — те кто делает это по собственной доброй воле, а не потому что строгий психолог прописал такую целебную процедуру.

Но самая ирония в том, что от правды бегут даже те, кто своей главной целью жизни провозглашает поиск Истины. Вот уж где обхохочешься! О какой Истине может быть речь, если не хватает духу признаться себе в своих собственных сомнениях и внимательно их исследовать? Не справившись с социальными и личностными страхами, как можно надеяться устоять перед тем ужасом, который принесет с собой окончательная Истина?

Психологи до седьмого пота бьются над своими пациентами, соблазняя, уговаривая или даже насилуя их правдой, но все эти усилия приносят лишь частичный и поверхностный результат до тех пор, пока в пациенте не проснется своя собственная тяга к тому, чтобы отбросить все ложное, оставив одно лишь истинное. Невроз — это всего лишь нежелание правды. Тогда исцеление — это всего лишь нежелание лжи.

Единственный настоящий мотив к исцелению в психологии — это желание узнать правду. Не просто готовность — так уж и быть! — признаться себе в болезненных вещах, а именно Желание. Желание узнать себе цену, желание узнать свое место в жизни. Желание знать правду и глубокий внутренний протест против всякой лжи.

Без этого по-настоящему не решается ни одна проблема. Что-то можно замаскировать, чего-то научиться избегать, но разрешить проблему раз и навсегда можно только одним путем — выкорчевать порождающий ее кусок лжи и принять ту горькую правду, которую она под собой скрывает. Без боли нет результата, без краха какой-нибудь очередной иллюзии нет исцеления.

Более того, главное терапевтическое достижение состоит не в том, чтобы последовательно вскрыть в человеке все ложное, а именно в том, чтобы переориентировать его на самостоятельный поиск истины. Как только пациент осознает, что вся его болезнь — это просто затянувшаяся и зашедшая слишком далеко беготня от правды о самом себе, так больше он не пациент. Не то чтобы он уже здоров, но из категории умирающих он вместе с этим осознанием переходит в категорию выздоравливающих. Согласитесь, это довольно важная трансформация!

И это будет похлеще кризиса середины жизни, о котором говорит Юнг. Осознание того, что главная вершина жизни уже достигнута и дальше предстоит лишь медленный спуск в ту же самую долину, из которой началось восхождение, — это тяжелое переживание, да. Но куда значительнее и драматичнее переход от одной жизненной парадигмы к другой — от лжи к правде, к правде, к правде… пока больше не останется никакой лжи.

Неизбежный кризис середины жизни не решает проблем. Начало спуска после долгого восхождения лишь подливает масло в огонь и снова поднимает на поверхность старые вопросы, от которых удалось спрятаться, карабкаясь по социальным утесам. Но, если вместе с этим не происходит переориентация на поиск настоящих ответов, то… как в том дурацком детском анекдоте про собаку и наждачную бумагу, — до долины доедут одни только уши.

Разобраться во всех подробностях, почему так получается, не представляется возможным, но проследить некоторые закономерности все-таки можно попробовать.

Первое, на что тут нужно обратить внимание, это полуответы. Мы живем в мире, где, за крайне редкими исключениями, ни на один серьезный вопрос нет окончательного ответа. И само по себе это не плохо, если бы мы все время помнили, что имеющиеся у нас ответы — это не ответы, а всего лишь удобные гипотезы. Но вот здесь вот и кроется подвох — имея условный ответ на какой-то вопрос мы легко впадаем в иллюзию, что держим в руках ответ настоящий и окончательный.

Например, посмотрим, как все это работает с набившим оскомину вопросом о смысле жизни. Окончательного ответа на этот вопрос никто не знает (а те, кто все-таки знают, — не спрашивают), и, за неимением лучшего, все довольствуются ответами условными — семья, социальный успех, творчество, жизнь себе в удовольствие и так далее. И все это хорошие ответы до тех пор, пока мы помним, что это всего лишь рак на безрыбье. Но где-то ведь есть и настоящая «рыба», а значит, «рак» — это не окончательный ответ! Если не нашлось ответа получше, это еще не значит, что имеющийся ответ верен. Так ведь?

Но именно здесь мы попадаем в ловушку — когда заходим в тупик в поиске ответа на важный для себя вопрос, и… попросту перестаем искать, довольствуясь полученным промежуточным результатом. Хорошо, если мы таким образом делаем передышку, чтобы, набравшись сил, снова вернуться к поиску настоящего ответа. Но вместо этого мы навсегда остаемся в одной из комнат лабиринта, которая показалась нам приемлемо комфортной, чтобы скоротать остаток своей жизни.

Почему так? Отчасти, потому что найти окончательный ответ действительно сложно, но есть и другой фактор. Наше воспитание, образование и вся культура построены на полуответах, а поиск ответов настоящих — занятие для маргиналов, которые не смогли вписаться в социальную матрицу. Даже ученые у нас не ищут истины, а лишь собирают красивые затейливые пазлы из полуответов.

Искать настоящие ответы просто не принято, потому существует множество готовых ответов на любой вкус — остается только выбрать по красочному каталогу. А когда кто-то проявляет оригинальность, ставит под сомнение имеющийся репертуар ответов и пытается найти хотя бы свою личную истину, то чаще всего он терпит крах, оказываясь жертвой своего же собственного ума.

Если мы начинаем внимательно перепроверять все популярные ответы на вопрос о смысле жизни, то очень быстро приходим к осознанию их относительности. Для кого-то смысл в семье, а для кого-то в творчестве, и нет никакой возможности сказать, кто из них правее, — каждому свое. И то же самое происходит с любым другим подобным вопросом — стоит нам взглянуть на него чуть внимательнее, и первое, с чем мы сталкиваемся, — это относительность.

И вот здесь стоит огромных размеров капкан, способный перекусить незадачливого путника пополам. Наткнувшись несколько раз на относительность ответов, наш ум очень быстро приходит к абсолютно бестолковому и нелогичному обобщению, что вообще ВСЕ ответы относительны и никакого окончательного ответа просто не существует. И что еще хуже, это примитивное и поверхностное умозаключение кажется человеку глубочайшим прозрением в природу вещей, и теперь он смотрит на менее осведомленных соплеменников высоко задрав свой длинный деревянный нос.

В этой точке застревают очень многие… или даже почти все те, кто осмелился поставить под сомнение стандартные ответы. Осознание относительности имеющихся ответов приносит с собой значительное облегчение, которое, как кажется, подтверждает правильность сделанной догадки, но это именно тот кусок протухшего мяса, который заманивает зверя в капкан.

На этом самом месте, где ни один известный ответ не выдержал критического взгляда, можно прийти к одному единственному выводу — что имеющиеся ответы условны, и что окончательный ответ пока не найден. Точка. Ничего больше из этого открытия извлечь нельзя. Если все известные ответы были отброшены и на данный момент мы не знаем никакого другого ответа, это еще не доказывает, что ответа нет вообще.

Разница между «ответа нет вообще» и «ответа нет у меня» огромна, но именно ее и не замечают товарищи нигилисты, отвергающие все и вся на том лишь основании, что им не хватило терпения и остроты ума, чтобы сделать в своих поисках следующий шаг. Поспешно сделанное обобщение, которым они так кичатся, — это никакое не достижение, а провал на первом же вступительном экзамене.

Если вы еще не нашли выход из лабиринта, это не значит, что его нет. А вдруг все-таки есть? Что вы тогда сделаете — будете искать ответ, даже если на это уйдет вся ваша жизнь, или плюнете на поиски выхода и обоснуетесь в одной из комнат с решетками на окнах? Синица или журавль?

Именно здесь люди делятся на две категории: тех, кто до самого конца ищет правду, и тех, кто выбирает заведомо лживые полуответы. У первых есть призрачный шанс покинуть тюремный лабиринт ума, у вторых — нет. Но первые не могут не искать, а вторые не могут не бояться потерять все, не приобретя ничего взамен. Это их и отличает: для первых правда сама по себе является самодостаточным мотивом, для вторых мотив всегда в чем-то другом — в том, чтобы занять камеру попросторнее и с хорошим видом из окна… а поиск какой-то там непонятной правды этой задаче никак не способствует.

Этим вот разделением и определяется успешность психологической работы и/или духовного поиска. Ответ находят те, кто его ищут ради него самого, а не ради того, чтобы для чего-нибудь его приспособить. Вас либо интересует правда, либо нет. Либо вы бунтуете против всякой лжи, либо нет. Если да, то, постепенно отсекая все ложное, вы однажды выйдете из лабиринта. Если нет, вы неизбежно проведете унылую жизнь в тюрьме из своих страхов, тревог и противоречий.

Итак, решение нашей задачи начинается с простого — с признания собственного незнания. Если вы ясно осознаете, что на сегодняшний день у вас нет ответа на вопрос, это уже хорошо. Если при этом вы не скатываетесь в бесплодный нигилизм и не пытаетесь избежать дальнейших поисков, обесценивая поставленную задачу, это еще лучше!

Это и есть отправная точка настоящего самопознания — страстное желание знать правду, острый протест против всего лживого и честное признание собственного незнания. Только с этого трамплина можно подпрыгнуть достаточно высоко, чтобы обнаружить, что злосчастный лабиринт, по которому вы в отчаянии блуждали всю свою жизнь, нарисован на песке вашими собственными следами.

Но не бросайтесь сразу в самое пламя, начните с простого — со своих сомнений на свой собственный счет, ведь они ни что иное, как ваш личный исключительно точный детектор лжи. Перестаньте с ним спорить и от него бегать. Прислушайтесь к своим сомнениям — в них самих по себе еще нет истины, но они всегда указывают на то самое место, где вы бежите от правды о самих себе. Наберитесь мужества туда заглянуть. Хватит прятаться и выкручиваться. Разберитесь, что вы из себя представляете на самом деле.

Когда вы падаете на твердый пол с очередной возвеличивающей вас табуретки, больно бывает только в момент удара и еще немного после. Оставаясь же на ней, вы обрекаете себя на бесконечные страх и мучение, что в любой момент вы можете упасть и, что шаткая табуретка под ногами может не производить должного впечатления на окружающих, а значит, в любой момент вас разоблачат, и вы все равно позорно грохнетесь на пол.

Следуйте за своими сомнениями, проверяйте и перепроверяйте все, на что они вам указывают. Перестаньте бегать от своих страхов — начните сами их преследовать, и пусть убегают они. Хотя бы эксперимента ради сделайте ставку на правду и посмотрите, что будет дальше. Не окажется ли что, то чего вы так боитесь, это тоже лишь силуэты и тени на песке?


Понравилась публикация?

Возможно, вас также заинтересует:

Давайте поговорим об этом!

Войти с помощью:


avatar
2000
 
smilelaughgigglenodclaphiworrysaddrunknerdyshakewinkwonderthinkfacepalmsarcasticcryenvywtfevilangryswearyesno
Правила общения! Сверху:   новые | старые | лучшие
Читатель
Jerome Blomkvist
07.09.2016 23:33

Вспомнилась фраза Фрейда: Если человек начинает интересоваться смыслом жизни или ее ценностью, это значит, что он болен.

Александр Потапов
Читатель

Желание узнать правду я бы назвал точнее: нежелание жить во лжи. Именно нежелание оставаться там где мы есть нами обычно движет в этом направлении, нежели праздный интерес или скука, или еще того не легче — фантазии о том что есть где-то там и оно нам необходимо.

Анна Сафоненко
Читатель

Смысл жизни-в самой жизни

Александр Булдаков
Читатель

Я считаю, что сомнения в собственных представлениях об окружающем — та сила, которая позволяет продолжать искать ответы, проверять свои шаблоны. Собственно ради этого и читаются эти статьи. Чтобы подвергнуть свои шаблоны перепроверке. Даже несмотря на понимание того, что результаты поисков оцениваешь интуитивно, внутреннее ощущение правильности зачастую склоняет чашу весов в сторону того, чтобы скорректировать своё понимание итерация за итерацией. Вплоть до озарения. Вполне допускаю возможность выйти из лабиринта и снова погрузиться в сомнения — ведь адекватной оценки того, что это истинна, что это — настоящий ответ не появится, всё из-за тех же вечных сомнений. Процесс поиска правды и получение озарений — вот действительно увлекательное занятие. Даже если давно этого не происходило всё равно ждешь и ищешь. И оно появляется. Совсем как с прошлой статьёй. Меня смущает во всем этом прекрасном процессе только то, что сомневающийся человек как руководитель стОит немного. Тут пригодятся твёрдое неколебимое убеждение в том, что табурет под… Далее »»»

Александр Булдаков
Читатель

Как только начинаешь сомневаться — табуретка испаряется тут же — это очевидная неправда. А когда начинаешь отказываться от неправды, в первую очередь страдает дисциплина, как свод жестких положений. Дальше — больше. И отказаться от насквозь лживой деятельности, в случае приверженности правде, будет верным решением.

Анастасия Попова
Читатель

Искать не для укрепления табуретки под ногами, а по другому мотиву.

Анастасия Попова
Читатель

Александр, а если в итоге придется отказаться от кресла руководителя? Если результатом поиска правды станет такой итог, то станет ли человек искать эту правду, готов ли он все поставить на карту? Вот в чем вопрос.

Александр Булдаков
Читатель

[id100837706|Анастасия], эффективность сомневающегося руководителя сомнительна. Но это не мешает таким руководителям существовать в природе. Знаю лично. И камера вполне себе ничего. smile И, наверняка, результат был бы выше, при отсутствии сомнений.

Анастасия Попова
Читатель

Александр, я так поняла, что если хочешь «камеру попросторнее, с хорошим видом из окна», то ты и непустишся на поиски правды. Кресло руководителя победит желание узнать Истину.

Саша Рибовчук
Читатель

Я вообще не понимаю, зачем спрашивать «В чем смысл жизни?». Не самый лучший пример

wpDiscuz
 
nonono

Контакты:

Пишите по делу и я отвечу...

ПОЧТА  
TWITTER @satov
ВКОНТАКТЕ @oleg.satov
FACEBOOK @oleg.satov

Добро пожаловать в гости

логин
пароль


забыли пароль?
Запись на прием